kvakl_brodakl: (Улыбаясь)
В последнее время у Квакля появилось странное хобби - составлять учебные планы. Составив учебные планы по филологии для родного факультета и филиалов, которым это было нужно, Квакль не смог вовремя остановиться и оказался привлечённым к доведению до ума учебных планов по совсем другим специальностям - причём отнюдь не только гуманитарным, в одном подразделении Альма Матери, к которому Квакль уже давно прикипел всеми фибрами организма.
Будем, однако же, справедливы к сотрудникам означенного подразделения: Квакль, разумеется, не валял им планов от фундамента и под ключ, но на завершающем этапе терпеливо ходил между Большим Домом, делавшим замечания, и компьютером, где в терминальном доступе висело оно, под заботливым кваклевским присмотром очищавшееся от сорняков и приобретавшее не то чтобы гармоничный, но, по крайней мере, не слишком противоречивый внутренне вид.
Так было окучено планов пять, пока не случилось страшноэ.
Последним оказался план по Очень Точной Науке.
Первый взгляд на план привёл Квакля в шок. Особенное восхищение вызвала подготовка и защита магистерской диссертации, на которую отводилось 720 часов и одновременно - одна неделя. При попытке понять, при каких условиях физически возможны такие недели, Квакль преисполнился неизбывного уважения к Очень Точной Науке и окончательно решил для себя положительно вопрос о том, совместимы ли чудеса и научное знание.
Надо ли говорить, что стандарту план не соответствовал практически совсем. От слова никак.
За ночь Квакль привёл первый в соответствие со вторым и даже наутро проверил это дело в Большом Доме. Большой Дом в целом остался удовлетворён.
Придя на рабочее место, Квакль обнаружил электрическое письмо, из которого следовало, что Квакля забыли предупредить о том, что буквально пару дней назад стандарт по Очень Точной Науке кардинальным образом поменялся.
Юстас позвонил Алексу Квакль набрал Центр: выяснилось, что до соответствующего Управления Большого Дома эта новость тоже уже докатилась.
За следующую ночь Квакль вернул всё взад. Но пункта, что в некоторых неделях бывает 720 часов, в новом стандарте, всё-таки, по-прежнему не было. Поэтому возвращать пришлось творчески. При том, что Квакль - специалист совсем по другим, отнюдь не настолько точным наукам - да и вообще, честно говоря, так до конца и не ясно, наукам ли.
Осталась пара небольших вопросов про ту часть плана, которая магистратура. Квакль позвонил Лицу, Ответственному За План.
- Не!!! - замахало руками на Квакля прямо по мобильному телефону Лицо, - мы магистратуру вообще не делали. От слова совсем. Утверждать будем только бакалавриат.
- Но это невозможно! Так не бывает! И потом: там есть какие-то предметы, кто-то же их вносил? - почти в отчаянии спросил Квакль.
- Это НЕВЕДОМО! - сказало Лицо, и связь прервалась.
Квакль звонил, писал, страдал. Параллельно этому Квакль писал доклад, делал доклад, вёл секцию, согласовывал изменения в Реестре профилей, печатал перечни к сессии и т.д. В общем, жил обычной, спокойной и размеренной жизнью.
Решили делать более или менее как есть.
Первого апреля, в воскресенье, Кваклю снова написало Ответственное Лицо.
Смысл письма сводился к тому, что магистратуру надо сделать по-другому, а в неделю желательно бы вернуть если не 720 часов, то уж, по крайней мере, сотню-другую.
Как раз в момент получения письма Квакль, придя с Дня открытых дверей родного факультета, собирался прочитать кусок диплома своей дипломницы, переделать по последним требованиям методического совета любимого филиала две свои программы, почитать присланную на отзыв диссертацию и т.д. В общем, пожить обычной, спокойной и размеренной жизнью. Воскресенье же, всё-таки.
Квакль снова писал и страдал. Эпистолярное наследие Квакля обогатилось парой шедевров, которые спустя лет двести, несомненно, будут продаваться на крупнейших мировых аукционах за миллиарды.
Знаете, по итогам всего этого дела у Квакля только один маленький вопрос.
Не надо 720 часов в неделю. Но по блату-то часов бы 250, а?
P.S. Напоминаем: эпические повествования из жизни кваклей - особый литературный жанр. Все совпадения с событиями реальной действительности являются случайными, и автор, а в особенность Квакль, не несут за это никакой ответственности.
kvakl_brodakl: (Default)
Жизнь Квакля, как известно, отличается тем, что в ней всегда чего-нибудь оказывается слишком много. Чаще всего этим чем-то оказываются учебные планы, стандарты, кредиты, базы данных и терминальные доступы, отчёты по всем пунктам жизнедеятельности ко вчерашнему дню и так далее. Это уже всем известно и, боюсь, никому не интересно.
Но изредка в жизни Квакля оказывается много чего-нибудь ещё. Вот например сейчас - так получилось - Ломоносова.
Страсть к Ломоносову, как выяснил Квакль шесть лет назад, протекает с весьма однообразными симптомами. В далёком 2005-м каждый оратор, выходивший на просторную сцену Кремлёвского дворца съездов, чтобы поздравить Московский университет с 250-летием, не мог удержаться от цитаты про Платонов с Невтонами. К пятому выступлению на галёрке тихо хихикали, в десятому - смеялись в голос, к пятнадцатому - почти падали с кресел. Новый гимн родной Альма Матери, где эти двое тоже не забыты, галёрка, признаемся честно, петь не смогла.
Вот вам смешно, а Квакль потом года два игнорировал Ломоносова на семинарских занятиях по литературе "осьмнадцатого столетия". На лекциях игнорировать не получалось, поэтому Квакль страдальчески морщился, долго смотрел в окно и наконец, стиснув зубы, говорил:
- Ода сорок седьмого года остаётся для самостоятельного изучения!
Прошло шесть лет. В преддверии 300-летнего дня рождения Ломоносова Квакль стал популярен как знатный ломоносововед. Впрочем, научные странности такого рода часто настигают Квакля в самых неожиданных местах. Отвлекаясь, можно вспомнить, что долгое время его настоятельно рекомендовали как специалиста по "Слову о полку Игореве". Правда, не в связи с юбилеями, а сумасшедшим исследователям "Слова", которым не терпелось пообщаться с профессионалом. Ну да речь сейчас не о "Слове".
Так вот: в этом самом преддверии Квакль уже дважды выступал про Ломоносова (причём однажды - аж на физфаке). Но в ближайший вторник ему предстоит выступить на этот предмет в третий, а в среду - и в четвёртый раз. В среду - ладно, а во вторник, между прочим, пленарный доклад.
Как Квакля угораздило - не спрашивайте.
Так получилось.
kvakl_brodakl: (Улыбаясь)
В шестнадцать пятьдесят восемь в приёмной Высокого Начальства Родной Конторы зазвонил телефон.
Если бы секретарь Высокого Начальства была опытнее, она бы уже минут сорок как ехала домой. Но барышня только-только заступила на работу и питала искреннее уважение и почти что даже трепет к таким понятиям, как рабочий день и трудовая дисциплина. Она сняла трубку и в ответ на просьбу принять факс нажала на кнопку, не предчувствуя худого...
Через пять минут в сумке Квакля зазвонил мобильный.
О Квакле, однако же, следует сказать подробнее. )
kvakl_brodakl: (Улыбаясь)
Терпение не относится к числу добродетелей Квакля. У Квакля вообще не так уж много добродетелей, но терпения - так уж получилось - среди них не числилось никогда. Как бы кому-то ни хотелось обратного.
Из Большого Дома Квакль получил Запрос. Запрос касался взаимоотношений Родной Конторы Квакля с Мировым Бизнесом.
Вот тут вы, наверняка, подумали: где Родная Контора - и где Бизнес. Квакль тоже так подумал.
Но им - не поверите - интересно.
Интерес сформулирован в табличке на 27 (двадцати семи - вы не ослышались) листах.
Когда отступать стало совсем некуда, потому что дедлайн, как водится, 1 марта, а в феврале, что удивительно, опять оказалось 28 дней, Квакль попросил прислать файл. Полученный файл, разумеется, был в формате *docm. Это же Бизнес, вы же понимаете. Они в принципе не знают, что такое 2003-й Word. То есть у них на компьютерах новый Офис появляется, наверное, ещё до официального выхода. А старый автоматически с этих компьютеров удаляется. Поэтому они всем шлют свои доксы и докмы, в том числе и Кваклю, всего-то пять-шесть лет назад вылезшему на просторы Windows'а из DOS'овской базы данных, представлявшейся с некоторой периодичностью в Большой Дом на - не поверите, о, ужас! - дискетах.
Ну да ладно, я отвлекаюсь.
Кваклевский Word крякнул (кто сказал: квакнул???), поднатужился - и не сдюжил.
На выведение Word'а из глубокого транса, гугление нужной программы и счастливое обретение её на просторах всемирной паутины и, как бы ни было это банально, но установку ея у Квакля ушло полчаса. Чем в это время занимались акулы Мирового Бизнеса, история умалчивает.
Открыв файл, Квакль попытался понять, для чего в этой табличке 27 листов понадобились макросы. Но не понял. Если не предполагать, что ради эмблемы на каждой странице...
Садясь заполнять табличку, Квакль вдруг злорадно подумал, что следующий крупный административный дедлайн ожидается 1 апреля.
Вот смеху-то будет...
P.S. Напоминаем, что эпические повествования из жизни кваклей - литературный жанр, все приключения Квакля - плод авторской фантазии, а любые совпадения с реальными событиями и обстоятельствами являются случайными, так что автор не несёт за них никакой ответственности.
kvakl_brodakl: (Default)
Эта история произошла в незапамятные времена, когда Квакль валялся в одной из первых своих больниц. В один прекрасный день Квакль пришёл в сознание после операции в своей одноместной палате от громких звуков энергичных мужских голосов. Слова, произносившиеся говорившими, смутно бились о кваклевкую барабанную перепонку, а разум вяло настаивал на том, что большинство из них хотя и относятся к великому и могучему, но всё-таки не включаются в академические словари. Медленно ворочая мозгами, Квакль пришёл к выводу, что он – скорее всего – жив. При достижении же более прочного контакта с окружающей реальностью это предположение не только подтвердилось, но и получило рациональное объяснение: в кваклевской палате усердно работали слесаря-сантехники.
Что было дальше? )
kvakl_brodakl: (Улыбаясь)
Квакль, как известно, не смотрит телевизор. К сожалению, Квакль живёт не один, в связи с чем ему приходится мириться с включённым телевизором чаще, чем ему хотелось бы. К счастью, большую часть своей жизни Квакль проводит вне дома - и, соответственно, без телевизора.
Сегодня с утра Кваклю не повезло. Вставшие спозаранок родители сопроводили завтрак полупроснувшегося Квакля новостным репортажем по непомнюкакомуканалунуданевсёлиравно.
Из новостного репортажа Квакль вынес ощущение. Ощущение касалось вулкана с непроизносимым названием. В телевизоре рассказали про облако пепла, которое чуть ли не вот-вот должно накрыть Сибирь. У Квакля не очень хорошо с географией, но ему помнилось, что где-то между Исландией и Сибирью находится Москва. Хотя в общем и целом Квакль понимает, что это - как посмотреть.
Госэкзамен в Севастополе назначен на ближайшую пятницу )
kvakl_brodakl: (Улыбаясь)
Квакль, как известно, отличается завидной решимостью. Вступление Квакля в должность начальника учебного сегмента было ознаменовано решительной попыткой удалить базу данных из рабочего компьютера при помощи одного нажатия кнопки "Delete". Операция, однако, не имела успеха, так как база данных существовала ещё в массе других мест, откуда и была успешно установлена заново. Коллеги некоторое время дружелюбно подсмеивались над наивной уверенностью отдельных кваклей в том, что жизненные проблемы можно решить простым нажатием одной кнопки, и советовали для начала хотя бы освоить команду "Format С".
Нисхождение Квакля по скользкой дорожке реформы российского образования началось в 2006 году, когда Квакль получил сертификат болониста-экспериментатора в одной из структур, созданных на фоне подписания печально известной декларации на денежные средства, полученные от злобных врагов - адептов мировой контрреволюции. Прослушав курс лекций по переводу концепции Болонской системы на язык родных осин, Квакль даже малодушно хотел сфотографироваться на фоне вывески "Всероссийский центр подготовки руководителей" и анонимно послать фотографию действующему руководителю своего подразделения в надежде на хоть и болезненное, но быстрое увольнение, но из-за отсутствия в нужный момент под рукой фотоаппарата этот план остался нереализованным.
За прошедшие годы... )
kvakl_brodakl: (Улыбаясь)
Однажды Квакль был Наверху. Наверх Квакля привело не честолюбивое стремление к заоблачным высотам, не жажда новых знаний и не стремление к абсолюту. Нет, Квакль должен был присутствовать на Внеочередном Совещании по Очень Важному Вопросу, смысл которого сводился к тому, что Большие Люди, хоть что-то знающие по Очень Важному Вопросу, стремились переложить ответственность на Средних Людей, мало что понимающих в Очень Важном Вопросе, и советовали им, последовав их примеру, в свою очередь переложить её на Маленьких Людей, совсем ничегошеньки не понимающих в Очень Важном Вопросе. Впрочем, несмотря на важность, тематика этого Совещания не имеет отношения к нашему рассказу.
Перед Совещанием Квакль получил Наверху документ, предписывающий Родной Конторе не позднее ближайшего понедельника представить Наверх Очень Важную Бумагу, выданную Родной Конторе Сторонней Серьёзной Организацией. Отсутствие этой бумаги препятствовало Чрезвычайно Важной Процедуре и ставило под сомнение смысл и цель существования всех и вся. Поскольку отвлекаться от Совещания было затруднительно, Квакль попытался в жанре смс попросить за это время разыскать Соответствующего Начальника и спросить у него про искомое. К концу Совещания Кваклю сообщили, что искомое представляет собой 400-страничный документ, который Соответствующий Начальник категорически отказывается выпускать из рук, поминая всуе все трудности получения каждой из 400 страниц.
Озадаченный Квакль зашёл в Соответствующий Отдел и печально сказал:
- Видите ли, мне сказали, что это 400 страниц...
Взгляд, брошенный на Квакля в целом снисходительно относящейся к нему сотрудницей Отдела, красноречиво говорил о том, что Квакль, увы, - хронический идиот. Квакль почуял неладное.
И не напрасно! )
kvakl_brodakl: (Улыбаясь)
У Квакля, как многие знают, складываются особенно нежные отношения с дверями и замками. Например, Квакль может открыть заклинивший замок тогда, когда этого сделать не может уже никто, но если уж и Квакль не может открыть заклинивший замок, значит, настала пора устанавливать новый. А в Севастополе Квакль настолько овладел сложнейшим искусством опечатывать кафедру после запирания двери при помощи самой настоящей печати и некоторого количества пластилина, что если раньше охрана ЧФ могла поутру поинтересоваться у лаборантки кафедры филологии, какой козёл кто вчера так скверно опечатал кафедру (а лаборантке приходилось, естественно, смущённо мычать что-то про то, что это, мол, наша заведующая, ну мы же с вами понимаем, простим ей, болезной, её немощь), то теперь кваклевские печати принимаются на ура как истинные произведения двереопечатывательного искусства. Впрочем, это я, как всегда, отвлеклась.
В субботу Квакль... )
kvakl_brodakl: (Улыбаясь)
Однажды Квакля неожиданно посетила мысль о том, что надо что-то менять в жизни. Ему вдруг остро захотелось оставить всё бренное, суетное и обыденное и обратиться к вечному и непреходящему - к знаниям. На пути к ближайшему источнику знаний, однако, обнаружилось досадное препятствие - три месяца назад истёк срок действия кваклевского читательского билета, открывающего ему доступ к сокровищам Научной библиотеки Московского университета.
Квакль тут же преисполнился решимости преодолеть возникшие трудности. Дальше? )
kvakl_brodakl: (Улыбаясь)
Пользуясь тем, что составленное расписание на вчерашний день исчерпалось около половины пятого вечера, я решила...
Нет, не так :).
В Севастополе наступал вечер. Серые облака клочьями висели над городом, постепенно погружающимся в сумерки. Периодически начинало накрапывать. Но, несмотря на непогоду, некий Квакль решил покинуть естественную среду обитания, дабы отправиться в длительное путешествие в лучший в городе рыбный ресторан "Избушка рыбака", что в дальнем конце Балаклавской набережной.
Дальше - больше )

January 2013

M T W T F S S
  1 2 345 6
789 1011 1213
14 151617 181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Thursday, 21 September 2017 04:57 am
Powered by Dreamwidth Studios